Эксперты: Регионы должны создавать «вязкость» для IT-специалистов

Эксперты: Регионы должны создавать «вязкость» для IT-специалистов

 

На прошедшей конференции «Город IT» Томский госуниверситет и московская компания InfoWatch подписали соглашение о сотрудничестве. В его рамках планируется развивать существующие в вузе специальности, содействовать в проведении стажировок и трудоустройстве студентов.

Подробнее о том, следует ли вузам догонять технологии, должны ли компании вмешиваться в работу университетов и о кадровых проблемах в IT, рассказали генеральный директор группы компаний InfoWatch Наталья Касперская, заведующий кафедрой прикладной математики ТГУ, профессор Александр Замятин, заведующий лабораторией экспериментальных методов в общественных и когнитивных науках ТГУ Михаил Мягков и глава компании «Крибрум» Игорь Ашманов.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о соглашении, подписанном с Томским госуниверситетом. Что оно предусматривает?

Наталья Касперская: Я бы сказала, это некое узаконивание отношений. Мы же с ТГУ долго находились в неформальных отношениях. Теперь есть, наконец, соглашение о научном сотрудничестве университета с группой компаний InfoWatch. Направлений может быть очень много, и самых разных. Одна из наших дочерних компаний – «Крибрум» – уже давно работает с ТГУ. В 2015 году она создала здесь лабораторию по большим данным, уже есть несколько проектов, которые в этой лаборатории реализуются. Сотрудничество заключается в том, что мы предоставляем данные, а ТГУ может их обрабатывать. В свою очередь, университет предоставляет нам серверные мощности. Такой вот обмен, которым все довольны.

Если говорить подробнее о том, какие данные получает ТГУ, – это большая база для исследований по социальным сетям, причем, в любых срезах. Вот для меня, например, интересно ведущееся исследование на тему результатов обучения в вузе – чем занимаются его выпускники. Важно же знать это, ведь выпускники – главное, для чего университеты работают.

Мне кажется, следующим шагом должно стать рейтингование университета. На данный момент у нас есть только зарубежные рейтинги, где наши вузы обычно занимают последние строчки – в основном, думаю, по политическим причинам, а также по причине непрозрачности рейтинга. Если удастся построить прозрачный и понятный рейтинг, и сделать его, что называется, по гамбургскому счету, это всем будет очень интересно и полезно.

577A5611_1200.jpg

– В 2018 году ТГУ и компания InfoWatch проводили переговоры насчет обучающего проекта по информационной безопасности для студентов. Этот проект запущен?

Наталья Касперская: У нас разработан курс «Практические аспекты информационной безопасности для предприятий». Мы ни в коем случае не претендуем на фундаментальное образование – каждый должен заниматься своим делом. Но есть то, чем мы можем и считаем нужным помочь университету. Он дает отличное фундаментальное образование, но выпускники, сталкиваясь с суровым миром, понимают, что технологии, которые они изучали, за это время успели уйти вперед.

Есть горячие головы, которые предлагают: давайте мы будем людей со студенческой скамьи учить новым технологиям. Но это категорически неправильно, потому что технологии уходят вперед каждый раз все быстрее и быстрее – за ними не угнаться. Да этого и не требуется. У вас прекрасное базовое математическое и физическое образование – вот его и надо давать университету. А мы со своей стороны можем обеспечить практическую часть – дать студентам возможность погрузиться в конкретные проблемы: как на предприятии обустроена информационная безопасность; с чем сталкивается офицер по безопасности в ежедневной работе; что делать в случае инцидента... Примеров очень много.

Михаил Мягков: Я могу дополнить: в рамках соглашения, которое мы сегодня подписали, мы собираемся создать совместную лабораторию по информационной безопасности. Через нее, как сказала Наталья Ивановна, будут реализованы многие проекты. Также мы собираемся использовать таланты студентов – для креативной деятельности, для расширения сотрудничества. Просто, понимаете, как любой проект, он должен вызреть.

А про рейтинги – именно этот проект является частью создания нового международного российского рейтинга университетов. Он называется «Три миссии университетов». И вот как раз двигателем третьей миссии – влияния университета на общество – является наша лаборатория. В конце ноября мы будем представлять уже вторую лекцию этого рейтинга в Москве на международной конференции с участием международных рейтинговых агентств.

Александр Замятин: Я бы добавил, что у университета действительно очень продолжительное время был договор с InfoWatch. Тут надо отметить, что мы стремимся дружить с сильными, а это очень сильная компания – один из лидеров в области информационной безопасности. Конечно, мы хотим прислониться к этому сильному партнеру и наше сильное фундаментальное математическое образование включить в эту программу. Тут идет речь о том, как правильно сложить наши энергии, чтобы развиваться и, возможно, выходить на международные рынки в плане интернационализации образования, продвижения российского образования в зарубежных странах.

– Но насколько таким сильным компаниям подходят кадры, подготовленные университетом? В ТГУ постоянно ведется обсуждение об изменениях в магистерских программах. Есть мнение, что они должны меняться раз в три года. На ваш взгляд, как часто они должны пересматриваться, должно ли это происходить с участием компаний? Ведь это связано с тем, какие специалисты там нужны.

Игорь Ашманов: На мой взгляд, для области искусственного интеллекта выпускники, которые приходят из ТГУ, всех полностью устраивают. Их ничему не надо переучивать. Они просто должны закончить нормальный математический факультет. Потом, когда он придет работать, все равно все технологии уже будут свежие. Я такой пример приведу, который слышал от руководителя одного из производств. Он говорил: вот ко мне приходит выпускник МГУ, он вообще ничего не знает, его полгода надо учить. А приходит выпускник инженерного вуза – он сразу готов работать. Только эмгэушник через полгода набирает такой ход, что инженер его уже никогда не догонит. Потому что студента МГУ учили совсем другому, там другая культура мышления, другая база. Так вот, на самом деле готовых специалистов в нашей области вообще не нужно. Поэтому менять сильно программу, пытаясь успеть за технологиями, ни к чему.

Наталья Касперская: Да, я уже говорила, что не надо менять фундаментальное образование. Оно хорошее. Единственное, что мы можем для него сделать, – это его не трогать. Чтобы написать хорошую учебную программу, нужно много времени. Если ее переписывать раз в три года, это будет плохая программа, никому не нужная.

Игорь Ашманов: И есть еще одна очень вредная вещь, пришедшая с Запада, – проектный метод обучения. Его сейчас и в школах пытаются внедрить. А проектный метод воспитывает человека как раз без базы. У меня такой категорический взгляд на это, поскольку в семье четыре поколения учились на мехмате: бабушка, отец с матерью, я и сын. Я воспринимаю мехмат и любой вообще математический факультет как физкультурный вуз для мозга. Пять лет, сто зачетов и экзаменов по математике – это просто отжимания для мозга, приседания, подтягивания. Выходит человек мастером спорта по мышлению. И больше ни по чему. Зачем его еще дополнительно натаскивать на какой-нибудь язык «Питон», я не понимаю. Он этот «Питон» за день выучит.

577A5257_новый размер.JPG

– А какова, на ваш взгляд, роль регионов в развитии цифровой экономики, что может сделать и предложить для этого Томская область?

Игорь Ашманов: В общем-то, роль регионов, я бы сказал, заключается в том, чтобы создать «вязкость» и не выпускать своих людей. Надо, чтобы на местах всё закипело, иначе получается, что мы становимся бесплатной фабрикой кадров, вкладываемся в них, а они просто улетают. Из Томской области – в Москву, например. Но и в Москве чудовищная ситуация с кадрами из-за оттока специалистов в США – там же зарплату сразу втрое большую дают, если не вчетверо. А в масштабах страны специалистов «высасывает» Яндекс, у Яндекса – Сбербанк... А потом оттуда народ, улучшив свое резюме, отправляются за границу.

Александр Замятин: Ну, в Томской области, на мой взгляд, эта проблема достаточно успешно решается за счет того, что создаются условия для интересных проектов. Здесь на самом деле много компаний, которые работают на экспорт – их более 100. А еще я вижу, что происходит вот что: у нас огромное количество стартапов, движений с участием маленьких компаний. И крупные компании нам часто жалуются, что выпускники, идя в стартапы, понимают, что там интересно, но корпоративной культуры там нет. История непонятна. Они туда уходят, возможно, даже на более высокую зарплату, а за два-три года дисквалифицируются, потому что там другая среда, другие задачи. По сути дела, эти люди порой становятся потерянными для рынка.

Игорь Ашманов: Ну это смотря для какого рынка, потому что есть компании, которым и не надо никакой корпоративной культуры. Они «голодные», молодые, они придумывают очень крутые идеи мирового класса и при этом они недорого стоят. Чтобы их потом приняли в корпорации известные – да, нужна культура. А для того, чтобы взять и сдуру сделать операционку, как Билл Гейтс в свое время, – нет. Ему же не приходило в голову, что это нерешаемая задача. Просто взял – и сделал. Для таких стартапов культуры не нужно.

Александр Замятин: Видите ли, нам все время говорят: «Мы в одном экземпляре сделать можем, а тиражировать – нет». Для тиражирования уже культура нужна. А тут получается: сделали – и на этом все закончилось.

Наталья Касперская: А мне вообще кажется, что вопрос о том, что регион может сделать для цифровой экономики, должен быть построен наоборот. Что может цифровая экономика сделать для региона? Потому что с точки зрения цифровых технологий это как раз хороший шанс для регионального развития. Раньше, к примеру, почему люди переезжали в Москву? Там лучше, там комфортнее, там большой город, можно больше денег заработать. Но если мы говорим про IT – тут же все делается удаленно, а тебе платят такую же зарплату, как в Москве, поскольку уровень зарплат в IT не так сильно варьируется, как в других отраслях, и постепенно выравнивается. Ты можешь спокойно жить в своем городе и делать разработку для какой-нибудь корпорации или другого заказчика из столичной структуры.

Михаил Мягков: Если вернуться к этому вопросу, я убежден, что регион может помочь именно в поддержке университетской среды, поскольку воспитание людей с определенными компетенциями – это ключ к любому инновационному развитию, которое очень близко к цифровизации. В тех же штатах – где находятся крупные инновационные центры? Это Силиконовая долина, вокруг которой Стенфорд, Беркли и другие, это Бостон – где рядом есть Гарвард... То есть, там есть кластеры университетов, собирающие талантливых ребят, которые растут и учатся работать на стартапах. В этом смысле чем замечателен Томск – это прекрасный университетский кластер, который, по сути, создан для того, чтобы здесь были и центр цифровой экономики, и инновационный центр. Нигде больше в России за пределами Москвы и Питера, ну и Новосибирск еще надо включить в этот список, такого нет.